Записки

Стратегия

стратегия Ковпака

Севернее, в Пинских болотах и Полесье, стояло много партизанских соединений и отрядов, которыми командовали Бегма, Сабуров, Иванов, Жуков, Таратута, Рудич, Мирковский, Сатановский, Яремчук и другие. Южнее находились Первое Молдавское, Шепетовское, Каменец-Подольское и другие партизанские соединения. Ковпак считал необходимым объединить их, создать партизанский корпус и бросить его вперед, на Сарны, Ковель, Луцк, а вслед за ним вывести крупные соединения Красной Армии.

Дела этих партизанских отрядов кончаются, а из боевых хлопцев можно создать добрую армейскую единицу, способную глубоко вгрызаться в тылы врага, — рассуждал Ковпак.

Нас позвали обедать. За столом сидел незнакомый мне приехавший от Бегмы полковник. Сидор Артемьевич представил меня: «Оце наш сусид Шкрябач». Полковник молча подал мне руку, но не назвал себя.

Во время обеда Ковпак изложил свой план продвижения крупных войсковых сил в Полесье, а также рассказал о задуманном им объединении всех партизанских отрядов.

Некоторое время все молчали, а потом посыпались вопросы, касавшиеся главным образом деталей. Ковпак охотно принялся за разъяснения и собирался развернуть карту, как вдруг заговорил полковник.

— Эта идея, Сидор Артемьевич, — полунебрежно заметил он, на первый взгляд сулит большой стратегический успех. Но она совсем не продумана, фактически невыполнима и, как мне кажется, не годится…

— Чому ж вона не годытся? — спросил Ковпак.

— Трудно мне вам, Сидор Артемьевич, это объяснить, — вздохнул полковник. — Существует целая наука по этому вопросу, и тем, кто не изучал её, все кажется чересчур простым и ясным…

— Так выходит я, по-твоему, дурак в военном деле? — поднял Ковпак глаза на полковника. — То есть, я не понимаю тактику?..

— Да что вы, Сидор Артемьевич?.. Я имел в виду то, что вы не изучали всех тонкостей военной науки, и задачи такого масштаба вам просто не по плечу… Это же крупный стратегический план!.. — примирительно, но с достоинством знатока проговорил полковник.

Ковпак вышел из себя. Он встал, упёрся кулаками в стол.

— Вон!.. Шоб и духу твоего тут не було!.. Ишь ты! Вин закинчив академию, а всю войну просыдив за тысячу километрив в штабе!.. Мы воювалы, а вин — бачь — якусь учену стратегию строив!

— Да что вы, Сидор Артемьевич!.. Я же ничего не сказал обидного. Я только напомнил, что стратегия — весьма сложное дело!.. — извивался полковник.

— Войцехович! Павловский! Выпровадьте его!.. Чуете?.. Снарядите отделение из кавэскадрона и перебросьте через линию фронта сего стратега, — совсем рассердился Ковпак. — Вин мене учить приихав, колы война закинчуется!.. А ну, швидко!.. Через пивгодыны щоб його тут не було!

Полковник встал и вышел. Через полчаса он был отправлен, а через два дня благополучно сдан под расписку командованию Красной Армии.

Сидор Артемьевич дал в Москву радиограмму, в которой изложил план перехода войск и объединения партизанских отрядов. Через день пришел ответ: «Идея заслуживает одобрения, изучается главным командованием».

Вскоре крупные войсковые соединения Красной Армии по железной дороге Овруч — Сарны вышли к Сарнам, а затем, форсировав реки Случь и Горынь, подошли к Луцку, угрожая с фланга Львову и группировке противника, державшейся у Шепетовки — Ровно.

Партизанским соединениям Бегмы, Сабурова, Жукова и другим было дано указание двигаться на запад, за реки Горынь и Случь, взаимодействуя с частями Красной Армии.


Шкрябач Я.П. Дорога в Молдавию. Издание 1966 г.


События происходили 22 декабря 1943 года в селе Собычин (ныне Покровское):

Написать Ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.Обязательные поля помечены *