Записки

Рискованная переправа

Рискованная переправа Ковпака через Припять 1942

С утра 18 ноября подул холодный ветер. Полетела снежная крупа. Поёживаясь, партизаны шли ускоренным шагом. Маршрут большей частью проходил по открытой местности. Но вот колонна вошла в большое село Юревичи, пересекла его и свернула к реке, но мы ещё долго шли кустарником, обходя песчаные дюны и небольшие озера.

При виде реки наше беспокойство усилилось. Ещё бы! Припять покрылась тонким слоем льда и то не везде. Местами виднелись незамерзшие полыньи.

За рекой раскинулось село Барбаров. Там конечный пункт сегодняшнего перехода… Разведчики начали прощупывать лёд, отыскивая направление для переправы. Под их ногами лёд слегка прогибался и потрескивал, но не ломался. Всё дальше и дальше от берега уходили Черёмушкин, Лучинский, Журов и другие разведчики. Мы следили за ними. На противоположном берегу собирался народ. Вдруг видим, оттуда к разведчикам направился кто-то из жителей села. Он размахивал руками и что-то кричал. Ветер доносил до нас обрывки фраз:

— Куда вы идёте!? Провалитесь! Река ещё не стала…

— Не волнуйтесь, папаша! — кричал в ответ Павлик Лучинский, продолжая путь по льду.

— Ещё никто из местных не переходил, а вы обоз… Потопите.

— Да ведь нам сильно надо на тот берег, а если надо, значит перейдём… — доказывал Митя Черёмушкин…

Ещё разведчики не достигли противоположного берега, а Ковпак подал команду:

— Всадники, на лёд!

Первым поспешил юный разведчик Миша Семенистый на маленькой шустрой лошадке: лёд угрожающе затрещал, но не проломился.

— Осел на воду, — с видом знатока сказал Панин.

И действительно, когда вслед за Семенистым поехали другие всадники, то слышалось лишь тихое потрескивание. Так один за другим на том берегу оказался весь взвод конных разведчиков во главе с лихим Мишей Федоренко.

Началась переправа обоза. Для безопасности подводы пускали с промежутками в пятьдесят метров. Но ездовые поверили в счастливую звезду, и все сокращали и сокращали расстояние.

— Сколько живём здесь, никогда не видели такого чуда, — разводили руками жители.

И было чему удивляться. Ведь всего в пятнадцати-двадцати метрах в стороны от переправы виднелись открытые полыньи, из которых выплескивалась вода, растекаясь по льду. В некоторых местах вода подходила к нашей дороге. Пришлось настелить сена, чтобы колёсами подвод и подковами лошадей не разрушить лёд. Однако и это мало помогло. На льду появились провалы и всё-таки, лавируя между ними, ездовые пробирались вперёд.

Орудия командир не решился пускать через реку по льду. Они были перевезены на пароме несколько в стороне от ледяной переправы.

— Наверное, так и не бывало никогда, чтобы в одно и то же время, рядом существовали две различные переправы: зимняя и летняя, — сказал удивлённый Гапоненко…

Весь день и до поздней ночи ползли подводы по льду, а на следующее утро западный ветер принёс потепление. Лёд покрылся водой, а ещё через пару часов невозможно было перейти пешему, не говоря уже об обозе. Стоило нам задержаться на сутки, и мы не сумели бы переправиться через Припять.


Бережной И.И. Записки разведчика. Издание 1962 г.


События происходили 18 ноября 1942 года в районе сёл Юревичи и Барбаров:

Написать Ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.Обязательные поля помечены *