Записки

Ласточкино гнездо

Ласточкино гнездо

Слушая Бакрадзе, вспомнил я прошлую весну. Где-то под Житомиром, в небольшом рабочем посёлке Кодре, мы стояли под навесом возле каменного дома, крытого дранкой. За стрехой прилепилось несколько ласточкиных гнёзд. Но вместо ласточек в эти гнёзда забрались нахальные воробьи. Некоторые из них прямо перед нами пикировали на землю, между партизанскими повозками, где много было свежего конского навоза. Деловито митингуя, воробьи шныряли взад–вперёд. Мы с Рудневым и Базымой засмотрелись на них.

Вдруг откуда-то с высоты, рассекая крыльями воздух, спустилась стайка ласточек. От стаи отделились несколько разведчиков. Юркнув под крышу, они встревоженно взмыли обратно: обнаружили непрошеных гостей.

— Ишь, как воробьи оборону держат, — подтолкнул меня локтем Базыма.

И скоро впрямь на наших глазах разгорелось яростное сражение. На каждое занятое воробьями гнездо нападают по пять, по шесть, а то и по десять ласточек. Они цепляются крохотными красноватыми лапками, быстро трепыхают своими острыми крыльями, клюют воробьёв и вышвыривают их вон. Как ошпаренный вылетает непрошеный гость из чужого гнезда.

Через несколько минут были очищены все гнёзда. Из кругленьких отверстий — лазов высунулись головки настоящих хозяев птичьего посёлка.

Но вот среди ласточек опять поднялся переполох. Оказывается, в одном из гнёзд продолжал отсиживаться воробей. Он даже не выглядывал оттуда.

— Этот воробей самый грамотный в смысле тактики, — пошутил я. — Видите, он занял жёсткую оборону, и теперь его ничем не проймёшь.

Но это оказалось заблуждением. Ласточки слетали к реке и сбились в живой клубок у гнезда, занятого воробьём.

— Теперь они напоминают пчелиный рой, — восторженно шепнул ярый пчеловод Базыма.

Рой этот продержался не более двух минут. Затем вся стая разлетелась, оглашая окрестности победным писком, и нашему взору открылась неожиданная картина. Гнездо представляло собой сплошной, без единой трещинки и отверстия, шар.

— Живьём замуровали нахала, — захохотал комиссар.

— Не хочешь освободить квартиру для настоящих хозяев — сиди, — ухмыльнулся и Ковпак.

— Он думал, это крепость, а они превратили её в саркофаг, — заливался смехом Радик. — Папа, смотри, настоящая Хеопсова пирамида, только вверх ногами!

…Так было теперь и под Олевском. Точно ласточки воробья, наглухо замуровали партизаны гитлеровские гарнизоны, предназначенные для охраны немаловажной дороги между Коростенем и Сарнами.


Вершигора П.П. Рейд на Сан и Вислу. Издание 1960 г.


Написать Ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.Обязательные поля помечены *